По мере того как группа армий «Север» приближалась к Ленинграду, складывалось впечатление, что немцам удастся его взять. Однако, несмотря на то что наступление Красной армии в районе Синявина в октябре 1941 года не сумело остановить захватчиков, темп их наступления замедлился. Позже Тихвинское контрнаступление в ноябре и декабре 1941 года спасло город от полного окружения и заставило истощенную боями группу армий «Север» остановиться.

Когда летний зной в северной части России сменился осенней прохладой, немецкие войска, воевавшие под Ленинградом, впервые за всю войну почувствовали, что отошли на второй план — основные события разворачивались теперь на других театрах Восточного фронта. Директива Гитлера № 35 резко переключила внимание военных с Ленинграда на Москву, и сентябрьская попытка Лееба окружить город провалилась. Гитлер, однако, не отказался от планов уничтожения Ленинграда.
С большой неохотой признав, что захват города оказался гораздо более сложной задачей, чем предполагалось раньше, он обратил свое внимание на Москву, как на более привлекательную и легче достижимую цель, поручив изумленному Леебу окружить Ленинград.

Леебу надо было выполнить эту задачу в условиях ухудшавшейся погоды и без помощи 4-й танковой группы, на которую он так привык рассчитывать. В начале октября в группу
армий «Север» входило 53 дивизии (включая две танковые и две моторизованные) и 7 бригад. Все эти силы воевали на северо-западном направлении, причем половина — совместно с 18-й армией в районе Ленинграда. После того как Лееб проинформировал Гитлера о том, что его войска больше не способны осуществлять крупные наступательные операции, разгорелись споры о том, какие ограниченные наступательные операции может выполнить группа армий «Север» до начала зимы. Лееб предложил два варианта. Он может уничтожить советский плацдарм в Ораниенбауме или наступать на восток п северо-восток от Чудова или Киришей на Тихвин или Волхов, чтобы перерезать оставшиеся в руках русских пути, ведущие в Ленинград, и. если удастся, соединиться с финнами. Лееб выбрал упрощенный вариант — он решил силами 39-го моторизованного корпуса Шмидта, усиленного пехотой, нанести удар на север, от города Кириши на Волхов, чтобы отбросить и, если удастся, уничтожить советскую 54-ю армию. Он предложил начать наступление 6 октября.

Гитлер, однако, отклонил вариант, предложенный Леебом, на том основании, что атакующим войскам придется идти по пересеченной местности, совсем не приспособленной для танковых операций. Вместо этого он велел Леебу начать наступление на северо- восток. из Чудова на Тихвин, а затем повернуть на северо-запад и, пройдя вдоль автомобильной и железной дорог на Волхов, окружить 54-ю армию. В ходе этой операции немцы должны были пройти расстояние в два раза большее, чем планировал Лееб. Кроме того, для осуществления этой операции требовалось гораздо больше войск, чем было у фельдмаршала. 16 октября Лееб неохотно приказал 39-му моторизованному корпусу Шмидта нанести основной удар из Чудова на Тихвин, а пехоте — вспомогательный удар севернее, от Киришей на Волхов. Обе ударные колонны должны были захватить Волхов и перерезать железную дорогу, которая шла к Ладожскому озеру.

Силы Красной армии растянуты

Сталина тоже беспокоила ситуация, сложившаяся на северном фланге, особенно ее связь с броском вермахта на Москву, начавшимся в первых числах октября. Он намеревался обо
ронять Ленинград, затем перейти в контрнаступление, чтобы снять с города блокаду, предотвратить переброску немецких войск из-под Ленинграда на Московское направление, и блокировать любую попытку немцев соединиться с финнами и полностью окружить город. Через несколько дней после начала немецкого наступления на Москву, 5 октября, Сталин вызвал Жукова в столицу и велел принять командование над разваливающимися Западным и Резервным фронтами. Жуков назначил временным командующим Ленинградским фронтом своего фаворита Федюнинского и на следующий же день улетел в Москву. Через несколько дней Сталин отправил генерал-полковника H.H. Воронова, заместителя народного комиссара обороны и начальника службы ПВО Красной армии, в качестве своего представителя в Ленинграде, дав ему приказ подготовить операцию по снятию блокады. Однако больше всего и Сталина, и Воронова, и Федюнинского беспокоил один вопрос — было ли у Ленинградского фронта, понесшего огромные потери в оборонительных боях, достаточно сил, чтобы нанести мощный удар по врагу?

Силы Ленинградского фронта были растянуты по очень протяженному фронту. 23-я армия обороняла северные и западные рубежи Ленинграда, расположенные всего в 30 километрах от города, а 8-я армия была изолирована на прибрежном плацдарме в Ораниенбауме1. Поредевшие в боях 42-я и 55-я армии занимали оборонительные позиции южнее города, а Невская оперативная группа окопалась вдоль реки Невы на востоке2. Восточнее немецкого коридора, шедшего к Шлиссельбургу, 54-я армия, подчинявшаяся теперь командованию Ленинградского фронта, время от времени наносила удары по Синявину. 4-я и 52-я армии, находившиеся по-прежнему в подчинении у Ставки, и Новгородская армейская группа Северо-Западного фронта обороняли рубежи, шедшие на восток к реке Волхов, а на юге — вдоль западного берега этой реки до озера Ильмень.

12 октября Ставка приказала Федюнинскому организовать наступление силами двух армий, целью которого было уничтожить немецкие войска в Шлиссельбургском коридоре
и восстановить связь Ленинграда с остальной частью страны. Эта операция должна была начаться 20 октября. На западе 55-я армия Лазарева, преобразованная в так называемую Оперативную группу Восточного сектора, должна была форсировать Неву, подойти к Синявино и соединиться с 54-й армией, которая будет идти с востока. Невская оперативная группа должна была нанести вспомогательный удар на левом фланге 55-й армии. 54-я армия Хозина должна была нанести удар в западном направлении со стороны реки Назии, захватить Синявино и соединиться с Оперативной группой 55-й армии и Невской оперативной группой. Объединившись, эти группировки должны были уничтожить войска врага в Шлиссельбургском коридоре.

Неудачное Тихвинское наступление

Оперативная группа Восточного сектора (ОГВС), которую Федюнинский сформировал из 55-й армии и резервов фронта, включала в себя пять стрелковых дивизий, две танковые бригады и один отдельный танковый батальон3. Группа должна была форсировать Неву, нанести удар по немецким частям в пятикилометровом секторе на правом фланге армии, подойти к Синявину и к концу второго дня операции помочь окружить и уничтожить расположенные здесь немецкие силы. В задачу Невской оперативной группы (НОГ) входило оборонять северный сектор своих рубежей на Неве силами 1-й стрелковой дивизии и 11-й стрелковой бригады нанести удар в сторону Синявина со своего плацдарма, расположенного на другом берегу 11евы около Московской Дубровки, силами 115-й стрелковой дивизии и 4-й бригады морской пехоты. Ее штурмовые части должны были оказать помощь ОГВС в уничтожении немецких войск в Шлиссельбургском коридоре. 54-я армия силами трех стрелковых дивизий и двух танковых бригад должна была прорвать немецкую оборону между Рабочим поселком № 8 и железной дорогой Ленинград—Волхов, освободить Синявино, соединиться с ОГВС и НОГ и уничтожить немецкие части в этом коридоре4.

Войска Федюнинского, которые должны были участвовать в операции, включали в себя девять стрелковых дивизий, одну стрелковую бригаду, четыре танковые бригады и один отдельный танковый батальон. Эти соединения насчитывали 70 тысяч бойцов, имели 97 танков (в том числе 59 тяжелых танков КВ), 475 орудий, в том числе всю имевшуюся в наличии тяжелую артиллерию и ракетные установки «Катюша», а также авиацию и артиллерию Балтийского флота. Им противостояли 54 тысячи немецких солдат, которые занимали укрепленные позиции, фланкированные болотами. Немецкие части имели в своем распоряжении 450 орудий, по у них не было ни одного танка.

Несмотря на тщательную подготовку Федюнинского, немцы опрокинули все его планы, начав 16 октября свое наступление на Тихвин. Тем не менее Ставка настаивала, чтобы штурмовые группы Ленинградского фронта 20 октября нанесли контрудар, как и было запланировано. И хотя за три дня боев эти группы достигли лишь незначительных результатов, Сталин постоянно требовал от Федюнинского, чтобы он успешно завершил операцию, невзирая на то, что положение советских войск на реке Волхов стремительно ухудшалось. Но единственное, что удалось сделать в ходе провалившейся наступательной операции, — это связать пять немецких дивизий на Синявинском выступе. 23 октября нервы у руководителей Ставки наконец сдали, и они велели Хозину перебросить две стрелковые дивизии под Тихвин. Через три дня Ставка приказала Федюнинскому принять командование 54-й армией, а Хозина назначила командующим Ленинградским фронтом, мотивировав это тем, что Хозин был старше по званию, но, скорее всего, это было сделано потому, что Федюнинский имел репутацию борца — а именно такой человек как раз и был нужен в то время в Тихвине. 28 октября Ставка наконец приказала 54-й армии Федюнинского прекратить наступление на Синявино и перебросить войска на защиту Волхова '. К тому времени от надежд Ставки на то, что блокаду Ленинграда удастся снять, не осталось и следа — их сменило глубокое беспокойство по поводу перспектив полного окружения города. И это, несомненно, произошло бы, если бы немцам удалось взять Тихвин и Волхов.

Операции Красной армии в районе Тихвина и Синявино, проводившиеся с октября по декабрь 1941 г. Они не принесли желаемых результатов, но им удалось остановить наступление группы армий «Север» и внести свой вклад в спасение Ленинграда

Беспокойство Ставки было вполне обоснованным. В задачу Лееба входило воспользоваться очевидной слабостью советских войск на рубежах вдоль реки Волхов и на Тихвинском направлении и как можно скорее завершить окружение Ленинграда, чтобы усилить своей группой армий войска, наступавшие на Москву. Он должен был нанести удар на Тихвин, а после его взятия двигаться в сторону Ладожского озера, перерезать последнюю железнодорожную линию, соединявшую Ленинград с Москвой, и полностью окружить город. В случае успеха у него появился бы шанс соединиться с финнами, не проявлявшими особой активности, в районе реки Свирь. 13 любом случае участь Ленинграда была бы решена.

Лееб сосредоточил весь 39-й моторизованный и основную часть 1 -го армейского корпуса в Киришах, Любани и на юге, на реке Волхов. Моторизованный корпус Шмидта совместно с 12-й танковой, 20-й моторизованной, 21-й и 126-й пехотными дивизиями должен был нанести удар от Чудова через Грузино, Будогощь и Тихвин на Лодейное поле, расположенное на реке Свирь. На его левом фланге 11-я пехотная дивизия должна была наступать от Киришей на Волхов. Южнее 8-я танковая и 18-я моторизованная дивизии должны были нанести удар на Малую Вишеру и Бологое и соединиться с войсками, действовавшими на левом фланге группы армий «Центр». Они должны были атаковать в северо-западном направлении вдоль железнодорожной линии Москва—Ленинград от Калинина через Вышний Волочек на Бологое. Даже если операция не завершится выходом немецких войск на реку Свирь, она все равно окружит и уничтожит 54-ю армию русских, действующую западнее реки Волхов, считало германское командование.

Расчет артиллерийского орудия калибра 76,2 мм устанавливает его на новой позиции. Хотя эта пушка образца 1902 г. к 1941 г. уже устарела, советским войскам пришлось использовать в начале осады много таких орудий. Верхняя часть щитка опущена, чтобы облегчить установку пушки

В середине октября 54-я армия Ленинградского фронта, 4-я и 52-я армии, подчинявшиеся непосредственно Ставке, и Новгородская армейская группа (НАГ) Северо-Западного фронта обороняли двухсот километровый фронт, тянувшийся от Л инок на Ладожском озере до Киришей и на юг вдоль восточного берега реки Волхов до озера Ильмень. 54-я армия Хозина обороняла тридцати пяти - километровый сектор от Липок до середины дороги на Кириши и готовилась нанести удар по Синявину. 4-я армия генерал-лейтенанта В.Ф. Яковлева занимала неглубокие оборонительные рубежи по пятидесяти километровому фронту западнее города Кириши и на юге, вдоль реки Волхов. Его армия состояла из трех стрелковых дивизий, одной кавалерийской дивизии, одного отдельного танкового батальона, одного полка корпусной артиллерии и одного батальона для наведения понтонных мостов. Все эти части были укомплектованы не полностью6. 52-я армия генерал-лейтенанта Н.К. Клыкова обороняла восьмидесяти километровый сектор вдоль реки Волхов. Ее позиции заканчивались на 25-м километре севернее Новгорода, а в состав входили две недоукомплектованные стрелковые дивизии, четыре полка корпусной артиллерии и один полк противотанковой артиллерии. Резервов у Клыкова не было. И наконец, НАГ обороняла тридцати пяти - километровый сектор вдоль Волхова севернее озера Ильмень, имея две стрелковые дивизии и одну танковую, у которой не было танков. Поскольку основная часть 54-й армии концентрировалась для атаки на Синявино, сто тридцати километровый участок фронта, где немцы намеревались нанести главный удар, защищали только пять стрелковых дивизий, одна кавалерийская, один танковый батальон, пять артиллерийских полков и один полк противотанковой артиллерии. Эти силы никоим образом не могли сдержать натиск немцев.

Рано утром 16 октября немецкая пехота из 21-й и 126-й дивизий стремительным броском форсировала реку Волхов. Днем за ней пошли 12-я танковая и 20-я моторизованная дивизии. Ударная группа в течение четырех дней тяжелых боев в условиях бездорожья II снежного покрова толщиной 76—100 миллиметров прорвала слабую оборону 4-й армии. Наступление немцев заставило 267-ю и 268-ю стрелковые дивизии 4-й армии отступить, из-за чего между 4-й и 52-й армиями образовался огромный разрыв, который защитники ликвидировать не смогли. С 21 по 23 октября атакующие силы немцев разошлись веером: 12-я танковая и 20-я моторизованная дивизии двинулись на Будогощь и Тихвин, 21-я пехотная дивизия — на Кириши, а 126-я пехотная дивизия — на Большую и Малую Вишеры. Однако наступление развивалось медленно, поскольку немногочисленные дороги были порой совершенно непроходимы, а частые оттепели приводили к тому, что поверхность дорог п полей покрывалась толстым слоем снежной каши, которая сильно затрудняла передвижение и снабжение наступающих частей. Но, несмотря на все эти трудности, 12-я танковая н 20-я моторизованная дивизии 23 октября захватили Будогощь, располагавшийся на левом фланге советской 4-й армии. Однако 285-я и 311-я стрелковые дивизии этой армии, стоявшие на ее правом фланге, на следующий день отбили все атаки 11-й пехотной дивизии немцев севернее Киришей. На юге 18-я моторизованная и 126-я пехотная дивизии немцев вынудили 52-ю армию оставить Большую Вишеру и отступить на юго-восток.

Чтобы предотвратить падение Тихвина, Ставка усилила 4-ю и 52-ю армии шестью стрелковыми дивизиями и одной танковой.

Местность вокруг Ленинграда совсем не подходила для танковых операций, о чем свидетельствуют эти два советских легких танка БТ-7. Двигаясь по узкой дороге на виду у врага, русские машины попали под ураганный огонь немецкой артиллерии. Танки серии ВТ были предшественниками легендарных Т-34


Четыре дивизии заняли позиции на подступах к Тихвину. Ставка приказала 4-й и 52-й армиям остановить наступление врага, нанести контрудар и восстановить линию обороны на реке Волхов9. Одновременно она приказала 54-11 армии продолжать атаки на Синявино, чтобы связать здесь немецкие силы. Получив подкрепления, 4-я армия Яковлева могла бы отбросить немецкие войска назад, к Волхову, но ее войска продолжали оставлять оборонительные рубежи, поскольку Яковлев бросал свои резервы в бой по частям, не заботясь о необходимой подготовке и не обеспечивая надлежащего руководства и контроля. Например, 27 октября 191-я стрелковая дивизия и отдельные части 4-й гвардейской стрелковой и 60-й танковой дивизий атаковали авангард 12-й танковой дивизии немцев неподалеку от Ситомли, стоявшей на дороге на Тихвин. Однако эта атака не принесла успеха, поскольку была плохо скоординирована, хотя ей удалось остановить наступление 12-й танковой дивизии и заставить ее перегруппироваться. К тому времени корпус Шмидта сообщил, что взял в плен 12 500 бойцов и захватил или уничтожил 66 русских орудий.

Южнее 52-я армия, получившая в качестве подкрепления три дивизии, смогла задержать немецкие 8-ю танковую и 18-ю моторизованную дивизии и занять новые оборонительные позиции в Малой Вишере10. Советские войска оборонялись здесь столь упорно, что немецкое наступление в этом секторе 27 октября прекратилось. Возраставшее с каждым днем сопротивление русских западнее Тихвина заставило Шмидта перебросить 8-ю танковую и 18-ю моторизованную дивизии из-под Малой Вишеры в Ситомлю, чтобы усилить свои главные штурмовые силы. На следующий день он пополнил 11-ю пехотную дивизию, атака которой севернее Киришей провалилась, частями 21-й пехотной дивизии. Эти части получили название группы фон Бекмана и ей было велено нанести удар на север, в сторону Волхова, чтобы защитить левый фланг главных сил Шмидта.

Как и в Лондоне во время блицкрига, так и в Ленинграде важную роль в противовоздушной обороне города играли заградительные аэростаты. На этом снимке бойцы ПВО транспортируют эти аэростаты мимо Драматического театра на Невском проспекте



Видя, что темп его наступления замедлился, Лееб 26 октября посетил Гитлера в его «Волчьем логове» (Volfsschance) и потребовал, что­бы группа армий «Центр» оказала ему поддержку силами 3-й танковой группы и частями 9-й армии, нанеся удар от Калинина через Вышний Волочек на Бологое. Но, хотя требование Лееба было в то время вполне обоснованно, жестокие советские контрудары по Калинину вскоре сделали его невыполнимым". Гитлер, чье внимание было приковано к Москве, отказал Леебу. Впрочем, он согласился отказаться от удара, целью которого было уничтожение Ораниенбаумского плацдарма, что позволило Леебу высвободить три дивизии. Перед тем как покинуть штаб-квартиру Гитлера, Лееб высказан свои сомнения в том, что ему удастся взять Тихвин. Гитлер, однако, настоял на том, чтобы наступление продолжалось.

Мороз начинает кусаться

К концу октября Ставка начата планирование и организацию нескольких ударов, которые, как она рассчитывала, отбросят немцев от Ленинграда. 30 октября она приказала 4-й армии сосредоточить две ударные группы, состоявшие примерно из двух дивизий, юго-западнее Тихвина. 1 ноября они должны были нанести удар на Будогощь и Грузино, уничтожить немецкие войска, наступавшие на Тихвин, и восстановить советские оборонительные рубежи вдоль реки Волхов12. Контратака началась 2 ноября, но после четырех дней упорных боев выдохлась13. Не остановленные этим ударом и воспользовавшись похолоданием, начавшимся 6 ноября, благодаря которому реки и протоки в области покрылись льдом, корпус Шмидта 5 ноября возобновил свое наступление на Тихвин. 12-я танковая дивизия, усиленная 8-й танковой и 18-й моторизованными дивизиями, смела со своего пути 191-ю стрелковую дивизию русских и во время метели 8 ноября захватила Тихвин, перерезав последнюю дорогу из Москвы к Ладожскому озеру. Командование корпуса сообщило, что со времени начала операции было взято в плен 20 тысяч человек, захвачено или уничтожено 96 танков, 179 орудий и один бронепоезд.

Но, несмотря на этот успех, всем было ясно, что войска Шмидта «дошли до края». Долгое наступление серьезно их ослабило, суровые условия зимы начали сказываться на работе бронетехники, а советское сопротивление к северу от Тихвина и Малой Вишеры становилось все сильнее. Еще до того, как немцы захватили Тихвин, температура упала до минус 40, п многие солдаты получили обморожения или погибли от мороза. 12-я танковая и 18-я моторизованная дивизии оказались окруженными русскими войсками, которые сосредотачивались в районе Тихвина для нанесения контрудара, и не могли идти дальше на север. 8-я танковая, 20-я моторизованная и 126-я пехотная дивизии немцев заняли оборону на позициях, протянувшихся на 100 километров между Тихвином и Малой Вишерой, а русские войска наносили удары по 126-й пехотной дивизии, засевшей в Малой Вишере. На западе группа Бекмана продолжала наступать на Волхов, но темп ее наступления значительно снизился. Наступление этой группы окончательно выдохлось в 14 километрах от Волхова. 8 ноября все наступающие силы Лееба были вынуждены остановиться, словно их сковал очень сильный мороз. Войска Лееба не сумели выполнить свою задачу — советская 54-я армия не была уничтожена, а соединения с финнами не произошло. И хотя был взят Тихвин и перерезана железная дорога Москва — Ладожское озеро, войска Лееба растянулись по огромной территории и со всех сторон подвергались угрозе нападения. Температура упала до минус 20 градусов, местность покрывал толстый слой снега, и от мороза немцы несли потерь больше, чем от русских пуль.

Гитлер, однако, не дал Леебу передышки. Подгоняемый фюрером, Лееб усилил группу Бекмана 254-й пехотной дивизией и перебросил 61-ю пехотную дивизию под Тихвин в помощь Шмидту. Он также изменил свои планы, сделав теперь своей основной задачей захват Волхова. Этот город, в котором располагались завод по производству алюминия и электростанция, было поручено захватить группе Бекмана, а затем идти на Новую Ладогу на южном берегу Ладожского озера, чтобы перерезать пути снабжения Ленинграда по озеру и окружить и уничтожить 54-ю армию. Войска Бекмана, усиленные 254-й пехотной дивизией, с 28 октября наносили удары по советским войскам в направлении Кириши—Волхов, медленно оттесняя четыре оборонявшиеся дивизии 4-й армии на север к Волхову15. 8 ноября солдаты Бекмана подошли к южным окраинам Волхова, создав большой разрыв между 4-й и 54-й армиями русских. Узнав об этом, Лееб перебросил на помощь Бекману тактическую группу из 8-й танковой дивизии. Однако контратака 310-й стрелковой дивизии сорвала попытку 8-й танковой дивизии окружить советские рубежи к востоку от города.

Немецкие танки остановлены

Появление частей 8-й танковой дивизии под Волховом, создавшее угрозу как Волхову, так и тылам 54-й армии, заставило Ставку сделать ответный шаг. 9 ноября она назначила генерала армии К.А. Мерецкова, только что освобожденного из лагеря НКВД, командующим 4-й армией. Одновременно Ленинградскому фронту было приказано прекратить наступление 54-й армии на Синявино и бросить основные силы на уничтожение немецких войск под Волховом. Федюнинский, в свою очередь, попросил Ставку передать в его распоряжение 51


Войска Красной армии под артиллерийским огнем атакуют немецкие позиции на Ленинградском фронте. Советские солдаты одеты в шинели, сшитые из темно-серой материи, двубортные, с отложным воротником и откидным верхом. На фотографии хорошо видно, что местность вокруг города сильно заболочена, что не позволяло проводить крупномасштабные операции

четыре стрелковые дивизии и одну бригаду морской пехоты, воевавшие на правом фланге 4-й армии18. Ставка 12 ноября дала свое согласие и приказала Федюнинскому сформировать новую ударную группу для того, чтобы отбросить группу Бекмана от Волхова. Задача Федюнинского сильно осложнилась тем, что Лееб 18 ноября усилил войска Бекмана боевой группой из 12-іі танковой дивизии.

Федюнинский перенес вспомогательный командный пункт своей армии в район Волхова п юго-западнее города начал формировать ударную группу. Он назначил начало контрудара по группе Бекмана на 25 ноября. Однако, пока Федюнинский готовил свой контрудар, 254-я пехотная дивизия Бекмана развернула наступление на северо-запад, в сторону станции Войбокало, находившейся в тылу 54-й армии.

Это был кратчайший путь к Ладожскому озеру. 285-я стрелковая дивизия и 122-я танковая бригада Федюнинского сумели к концу ноября остановить наступление врага совсем недалеко от Войбокало. Отсюда армия Федюнинского пошла в общее Тихвинское контрнаступление, которое уже начало разворачиваться по всему фронту в районе Волхова и Тихвина.

К середине ноября наступление Лееба на Тихвинском и Волховском направлениях заглохло из-за усилившегося сопротивления советских войск, ухудшающейся погоды и тяжелых потерь немецких войск. За 30 дней упорных боев его фронт восточнее реки Волхов растянулся с 70 до 350 километров, силы его истощились н оказались опасно растянутыми, из-за чего затруднился подвоз боеприпасов и всего необходимого, а главные силы Шмидта оказались наполовину окруженными в Тихвине. Единственное утешение Лееба, заключавшееся в том, что его войска захватили железнодорожные линии Москва—Ладога и Тихвин—Волхов, создавая тем самым смертельную угрозу для Ленинграда, оказалось иллюзорным. Непродуманное глубокое проникновение немцев в советский тыл в условиях суровой зимы создало благоприятные условия для нанесения скоординированного советского контрудара. Ставка хорошо понимала это и решила воспользоваться представившейся возможностью. Несмотря на тяжелые бои на Московском направлении, перевес сил восточнее Ленинграда был теперь на стороне Красной армии. И наконец, в условиях наступления группы армий «Центр» на Москву 15 ноября необходимо было, чтобы Красная армия нанесла удар по немцам на Ленинградском фронте. И во второй половине ноября советские войска нанесли ряд контратак и контрударов, которые неизбежно переросли в полномасштабное контрнаступление.

Цели Ставки

Когда Ставка начала готовить контрудары северо-восточнее Ленинграда, она ставила несколько главных целей. Первой и самой важной из них было спасение Ленинграда путем уничтожения немецких войск в Тихвине и Волхове и восстановление связи с Москвой за счет освобождения Тихвино-Волховской железной дороги. Во-вторых, бои под Ленинградом должны были связать немецкие войска на как можно более длительный срок, чтобы помочь отстоять Москву.

В конце ноября 54-й армии Ленинградского фронта, а также 4-й и 52-й армиям, подчинявшимся Ставке, противостояли 10 немецких пехотных дивизий, 2 моторизованные и 2 танковые дивизии, располагавшиеся между озерами Ладожское и Ильмень. Немецкие войска, в дивизиях которых насчитывалось примерно 60 процентов личного состава, имели приблизительно 120 тысяч солдат, 100 танков и штурмовых орудий, а также тысячу орудий и минометов. Ставка сумела сосредоточить против них 17 стрелковых и 2 танковые дивизии, 1 кавалерийскую дивизию, 3 стрелковые и 2 танковые бригады, 3 танковых батальона и 2 батальона лыжников. Все эти войска были объединены в три армии и насчитывали 192 950 человек личного состава. Однако, несмотря на то что советские войска значительно превосходили врага по численности и по количеству орудий, танков у немцев было намного больше.

Дислокация советских войск

Ставка приказала 4. 52-й и 54-й армиям раз- громить противостоящие им части немцев, от- бросить их к реке Волхов и создать плацдарм на западном берегу этой реки, осуществив концентрические атаки на Кириши и Грузино. 4-я армия Мерецкова, которая должна была наступать на главном направлении, получила задание окружить немцев в Тихвине, совершить бросок через Будогощь к реке Волхов, соединиться в Киришах с 54-й армией, а в Грузино — с 52-й и захватить плацдармы на другом берегу. Его армии противостояли 12-я танковая, 18-я и 20-я моторизованные и 61-я пехотная дивизии и третья часть сил 8-й танковой дивизии.

Мерецков разделил свою армию, состоявшую из пяти стрелковых, одной танковой и одной кавалерийской дивизии, одной стрелковой и одной танковой бригады и грех отдельных танковых батальонов, на Северную, Южную и Восточную ударные группы, каждая из которых получила свое задание19. Северная группа должна была атаковать немцев в Тихвине с севера силами одной стрелковой дивизии и одной танковой бригады, в то время как Восточной группе приказано было нанести удар по Тихвину с востока силами двух кавалерийских дивизий, а также танками во взаимодействии с пехотой20. Южная группа с ее двумя усиленными стрелковыми дивизиями должна была нанести удар по немецким коммуникациям юго-западнее Тихвина21. Захватив город, Северная группа должна была идти на северо-запад, на помощь 54-й армии, которая наносила удар по силам Бекмана южнее Волхова. Главные силы Мерецкова должны были идти на Грузино, чтобы соединиться с главными силами 54-й армии и окружить войска Бекмана с юга.

54-я армия Федюнинского, состоящая из восьми стрелковых дивизий, одной танковой дивизии без танков, двух стрелковых и двух танковых бригад и двух батальонов лыжников, должна была нанести основной удар западнее Волхова и у Войбокало, соединиться с 4-й армией у Киришей и окружить и уничтожить группу Бекмана. Оставшиеся части должны были защищать правый фланг армии в районе Синявина и Ладожского озера. Если бы 4-й и 54-й армиям удалось добиться успеха, то они сходящимися атаками перерезали бы пути отхода немецких войск западнее Тихвина. На юге четыре дивизии 52-й армии Клыкова и две дивизии НАГ Северо-Западного фронта должны были уничтожить немецкие войска в районе Малой Вишеры, подойти к реке Волхов, захватить плацдармы на другом берегу этой реки и   помочь отрезать немцам пути отхода от Тихвина23.

Однако нестабильная оперативная обстановка и недостаток сил не позволили Ставке начать контрнаступление одновременно во всех секторах. Удары наносились по частям, и в течение месяца в контрнаступление перешли все назначенные части. Начала его 54-я армия, нанеся 12 ноября удар по направлению на Малую Вишеру, 19 ноября 4-я армия атаковала врага в Тихвине, а 3 декабря 54-я армия нанесла удар западнее Волхова.

Корпус Шмидта готовится к схватке

По мере того как советское наступление разворачивалось по всему фронту, моторизованный корпус Шмидта оказывался в таком неудобном положении, что не смог отбить атаки русских, которые усиливались с каждым днем. Его 12-я танковая и 18-я моторизованная дивизии оказались запертыми в Тихвине, а 8-я танковая, 20-я моторизованная и только что прибывшая на Восточный фронт 250-я испанская «голубая» пехотная дивизия сосредоточились в ненадежных опорных пунктах, разбросанных по всему растянутому правому флангу корпуса, который протянулся от Тихвина до Малой Вишеры. В течение всего этого периода Лееб постоянно выводил свои танковые войска из Тихвина, усиливая группу Бекмана к югу от Волхова частями 8-й танковой дивизии и затыкая дыры в слабой обороне своего правого фланга. 3 декабря Лееб подчинил три дивизии Бекмана штабу 1-го армейского корпуса. переброшенного им из-под Ленинграда, и усилил армейский корпус дополнительными частями 8-й танковой дивизии. К этому времени пехотные силы 18-й армии Кюхлера были растянуты далеко па запад — они обороняли линию фронта, протянувшуюся от Финского залива до Шлиссельбурга на Ладожском озере и дальше на восток к железной дороге Волхов- Тихвин. 16-я армия Буша, тоже сильно растянутая, обороняла фронт, протянувшийся от озера Ильмень до Валдайской возвышенности. Не способствовала планам Лееба и погода. Температура упала еще на 10 градусов, и его люди сражались в полном отчаянии — пулеметы и артиллерийские орудия заклинивало. а лошади падали замертво, замерзая в течение нескольких минут.

52-я армия нанесла удар рано утром 12 ноября. пока силы Мерецкова пытались сдержать немецкие войска в Тихвине. Четыре стрелковые дивизии 52-й армии в течение четырех дней постоянно атаковали оборонные сооружения 126-й пехотной дивизии немцев на широком фронте севернее и южнее Малой Вишеры, но не смогли продвинуться на сколько- нибудь значительное расстояние. Не сумев сконцентрировать свои силы, Клыков гнал солдат в бесплодные фронтальные атаки, не поддержанные надлежащим артиллерийским огнем. Кроме того, опорные пункты немцев были плохо разведаны24. ОКХ ответило на это переброской 61-й и 223-й пехотных дивизий из резерва группы армий «Центр» и из Франции, чтобы усилить оборону Малой Вишеры и защитить свой правый фланг в Тихвине. НАГ в начале своего наступления не достигла успеха по той же самой причине.

Подгоняемый Ставкой, Клыков 16 и 17 ноября перегруппировал свои силы и в ночь с 17 на 18 ноября возобновил атаку. На этот раз двум подразделениям из 111-й и 259-й стрелковых дивизий удалось прорвать оборону немцев и проникнуть в тыл врага, а две дивизии на следующее утро взяли деревню, вынудив оборонявшую ее 126-ю пехотную дивизию немцев отступить. Клыков преследовал отступавших немцев до Большой Вишеры, но это преследование было таким медленным, что Лееб успел перебросить 61-ю пехотную дивизию под Тихвин, который в ту пору штурмовала 4-я армия. Через несколько дней Лееб также усилил 126-ю пехотную дивизию 215-й пехотной дивизией, переброшенной на Восточный фронт из Франции.

Медленное наступление

19 ноября три ударные группы 4-й армии Мерецкова атаковали немецкие войска в районе Тихвина. Немцы упорно оборонялись, и 4-я армия продвигалась крайне медленно, увязая в глубоком снегу. Однако 7 декабря Северная группа Мерецкова сумела пробиться к окраинам Тихвина. К этому времени Восточная группа завязла в тяжелых боях с 20-й моторизованной и 61-й пехотной дивизиями (61-я дивизия только что прибыла из-под Малой Вишеры) западнее реки Тихвинка и вдоль дороги Тихвин—Тайцы. 12-я танковая и 18-я моторизованная дивизии Шмидта оказались окруженными с трех сторон и понесли тяжелые потери, сражаясь в условиях жестоких морозов и мощного снежного покрова. Одна только 18-я моторизованная дивизия потеряла в упорных боях 9 тысяч солдат и офицеров, и в ней остался всего 741 человек. Третий батальон ее 30-го полка панцер гренадеров уже лишился 250 человек, большинство из которых погибли от мороза во время наступления от Чудова на Тихвин.

Хуже того — южная группа Мерецкова прорвала оборону 18-й моторизованной дивизии на юге и теперь угрожала коммуникациям Тихвинской группы немцев с тыла.

Забрав у ослабленной в боях группы Шмидта, засевшей в Тихвине, новые части для защиты ее жизненно важных коммуникаций в тылу, Лееб запросил у ОКХ разрешения отвести войска Шмидта к реке Волхов. Вскоре после полуночи 7 декабря Гальдер ответил ему, что Гитлер настаивает на выполнении первоначального плана операции. На следующий день Лееб сообщил Гитлеру, что советские войска по численности превосходят его войска более чем в два раза, добавив, что если фюрер не согласится отвести их, то они могут быть уничтожен. К тому времени Красная армия уже начала свое мощное контрнаступление под Москвой. Смирившись с неизбежностью, в 2 часа ночи 8 декабря, ровно через месяц после взятия 12-й таковой дивизией Тихвина, Гитлер дат свое согласие Леебу. Впрочем, за несколько часов до этого смятенный неудачами Лееб уже подписал приказ об отступлении.

9 декабря 12-я танковая и 18-я моторизованная дивизии, оставив Тихвин, начали свое мучительное отступление на запад, к реке Волхов по дорогам, занесенным глубокими снегами. Лееб послал подкрепления в Ситомлю, Грузино и Волхов отступавшему Шмидту. Предполагалось, что он закончит свой отход к 22 декабря. К тому времени в двух танковых

дивизиях Шмидта насчитывалось всего 30 танков в каждой (при полном комплекте — 160 танков). Во время их отступления Северная и Восточная группы Мерецкова атаковали их арьергард и в конце дня освободили Тихвин. Три немецкие дивизии отступали в полном порядке, а 151-й полк 61-й пехотной дивизии при поддержке 11-й и 12-й рот 51-го полка панцер-гренадеров 18-й моторизованной дивизии пытался остановить преследовавших их русских. Во время кровопролитного боя полк понес тяжелые потери, а роты панцер-гренадеров были выбиты до последнего человека. 10 декабря силы Мерецкова, утопая в снегу, начали преследовать отступавшего врага. На юге 52-я армия Клыкова 16 декабря освободила Большую Вишеру и отбросила оборонявшие ее две немецкие дивизии на запад, на их новые рубежи вдоль реки Волхов23.

Отряд истребителей танков Красной армии уходит из города на фронт. Солдаты несут на плечах длинноствольные противотанковые ружья Дегтярева калибра 1 4,5 мм. Большое и громоздкое, это ружье весило 16 кг и пробивало танковую броню толщиной 35 мм на расстоянии 100 м

Пока в районе Тихвина разворачивался первый акт драмы, поставленной Ставкой, второй происходил в Волховском секторе фронта на западе. 54-я армия Федюнинского к 25 ноября остановила наступление 1-го армейского корпуса к югу от Волхова и станции Войбокало. На следующий день первая ударная группа Федюнинского, состоявшая из трех дивизий 11 одной стрелковой бригады, атаковала 21-ю пехотную дивизию 1-го армейского корпуса южнее Волхова и к 29 ноября отбросила ее на несколько километров от города2". Через несколько дней Хозин усилил войска Федюнинского 80-й стрелковой дивизией и приказал ему к 1 декабря создать еще одну ударную группу в Войбокало и ударить по левому флангу 1 -го армейского корпуса. Новая ударная группа, состоявшая из четырех стрелковых дивизий, одной стрелковой бригады и одной танковой бригады, 3 декабря нанесла удар по левому флангу 1-го армейского корпуса и оттеснила его на юг, окружив и уничтожив несколько рот 254-й дивизии. 15 декабря к наступлению 54-й армии присоединились 115-я п 198-я стрелковые дивизии, переброшенные из Ленинграда. 17 декабря они отбросили немцев назад к Оломне, окружив левый фланг 1 -го армейского корпуса на западном берегу реки Волхов.

В то же самое время Северная группа 4-й армии Мерецкова взломала оборону немцев вдоль железной дороги Тихвин—Волхов и достигла реки Лынки, протекавшей юго-восточнее Волхова, окружила правый фланг 1-го армейского корпуса и заставила окруженный корпус отступить на юг, в сторону Киришей. Во время этого отступления 1-й и 2-й батальоны лыжников 54-й армии постоянно тревожили фланги и тыл немцев. Хотя 1-й армейский корпус намеревался удержать железную дорогу Мга—Кириши, 80, 311 и 285-я стрелковые дивизии 54-й армии прорвали его оборону, пересекли линию этой дороги и вклинились на небольшую глубину в систему немецкой обороны западнее Киришей. Остальная часть 54-й армии до 28 декабря пыталась выбить немцев из Киришей и окружающих его деревень, но не смогла сделать этого и понесла огромные потери. Во время битвы Лееб усилил опорный пункт Кириши 269-й и 291-й пехотными дивизиями, переброшенными из-под стен Ленинграда, и превратил его в ключевой пункт немецких оборонительных рубежей на реке Волхов.

Советские солдаты, воюющие на Ленинградском фронте, пробираются через разрушенную деревню. Они вооружены стандартной винтовкой Красной армии, которая использовалась в течение всей войны, — 7,62-мм винтовкой с затвором системы Мосина—Нагана образца 1891/1930 г. Хотя она и несколько устарела, солдаты предпочитали ее автоматической винтовке Токарева СВТ-40, которая не отличалась особой надежностью


Тихвинское контрнаступление приближалось к своей кульминации, и Ставка провела реорганизацию войск в районе Волхова, готовясь к будущим операциям. Через два дня после освобождения Тихвина Сталин вызвал Мерецкова, руководителя штаба его армии генерала Стельмаха, Хозина и Жданова в Москву, чтобы обсудить, каким образом развивать наступление. Первым делом надо было реорганизовать силы Красной армии в этом районе в настоящие структуры фронта, которые смогли бы возглавить новый крупный наступательный порыв нескольких армий одновременно. Когда совещание 11 декабря закончилось, Ставка создала новый Волховский фронт, начавший свою деятельность с 17 декабря. Командующим им был назначен Мерецков, а начальником штаба — Стельмах. В дополнение к 4-й армии Мерецкова и 52-й армии Клыкова Ставка передала в распоряжение этого фронта 26-ю армию генерал-лейтенанта Г.Г. Соколова (преобразованную в конце декабря во 2-ю ударную) и 59-ю армию генерал-майора И.В. Галанина. Обе эти армии были сформированы из резерва Ставки.

Московское совещание разработало также весьма амбициозный план широкого наступления, которое должно было, ни много ни мало, полностью освободить Ленинград от блокады. В директиве Ставки от 17 декабря указывалось:

«Волховский фронт, состоящий из 4-й, 59-й. 2-й ударной п 52-й армий, перейдет в общее наступление с целью разгромить врага, обороняющегося вдоль западного берега реки Волхов, и достичь фронта Любань, станция Чудово... Вслед за этим, нанося удар в северо-западном направлении, окружите врага, обороняющегося под Ленинградом, уничтожьте п захватите его в плен во взаимодействии с Ленинградским фронтом, а если враг откажется сдаться, уничтожьте его...»

Ставка Верховного Главнокомандования И. Сталин, Б. Шапошников

Дополнительная директива, посланная Хозину в тот же самый день, приказывала Ленинградскому фронту «помочь Волховскому фронту уничтожить врага, обороняющегося под Ленинградом, и в ходе активных действий 52,55, 8 и 54-й армий и Береговой оперативной группы снять блокаду Ленинграда». Кроме того, Ставка приказала Северо-Западному фронту организовать большое наступление и захватить Демянск. Новгород и Дно. Оба наступления должны были начаться вскоре после того, как силы Мерецкова достигнут реки Волхов. Опасная ситуация, в которой оказался Ленинград, подвергаемый почти непрерывному артиллерийскому обстрелу и стоящий перед угрозой гибели от голода, а также стремление Сталина сохранить инициативу, заставили его потребовать, чтобы Мерецков начал свое наступление имеющимися у него под рукой силами.

Молодость этого красноармейца, воюющего на Ленинградском фронте, очевидна. Вернувшегося в строй юношу, которому после ранения была оказана помощь в медпункте, стоящем на заднем плане, приветствуют бойцы его части. У всех солдат на головах — зимние ушанки образца 1940 г.

Благополучное превращение Тихвинского контрнаступления в широкомасштабное Волховско-Ленинградское целиком зависело от того, сумеют ли армии Мерецкова создать соответствующие плацдармы на занятом немцами берегу реки Волхов. К нескрываемому возмущению Сталина, армии Мерецкова и, в особенности, 54-я армия Федюнинского продвигались слишком медленно. Сталин забросал их посланиями, тон которых становился с каждым разом все более язвительным. Он требовал ускорить наступление. 27 декабря 4-я и 52-я армии наконец вышли на берег реки Волхов неподалеку от Киришей. Грузина и севернее Новгорода. Они захватили несколько плацдармов и начали расширять их, несмотря на упорное сопротивление немцев. Однако Федюнинскому не удалось освободить Кириши, а Яковлеву — станцию Чагода, что вызвало недовольство Сталина. К 30 декабря три армии Мерецкова сумели отбросить два немецких корпуса на те позиции, с которых они начали 16 октября свое наступление на Тихвин. У войск Мерецкова не оставалось другого выбора, как только зарыться в землю, укрепить свои позиции и перейти к обороне. Новое большое наступление придется начинать в следующем году.

Оборонительные рубежи Ленинграда на 31 декабря 1941 г. По мере того как немцы подходили все ближе, Красная армия и население города прилагали неимоверные усилия, чтобы укрепить эти рубежи. К сожалению, город все еще находился в пределах досягаемости немецкой осадной артиллерии, обстрелы которой вызывали сильные разрушения и приводили к многочисленным жертвам

Тихвинские оборонительные бои и контрнаступление Красной армии были составной частью крупномасштабной стратегической дуэли, которая развернулась по всему советско- германскому фронту, в особенности на Московском направлении. Смелый бросок группы армий «Север» на Тихвин стал следствием оптимизма, которым были преисполнены Гитлер и ОКХ, когда в октябре 1941 года они приступили к осуществлению операции «Тайфун». Последовавшие за этим поражения под Тихвином и Москвой стали для них отрезвляющим напоминанием о том, что их радость по поводу разгрома русских оказалась преждевременной. В реальности победа Красной армии под Тихвином представляла собой кульминацию процесса, начавшегося в июле под  Сольцами и получившего свое продолжение в августе под Старой Руссой и Лугой и под Ленинградом в сентябре. Несмотря на огромные потери, настойчивость, с которой Ставка требовала переходить к активной обороне, а потом к безжалостным контратакам и контрударам, сумела наконец в ноябре и декабре остановить истощенные в боях войска вермахта. Одновременно вермахт, к своему изумлению, узнал, что военная техника и военная мысль в России во много раз превосходили западные.

Тихвинское контрнаступление стало первым крупным военным успехом Красной армии в Великой Отечественной войне. Поставив крест на мечте Гитлера о полном окружении Ленинграда, оно внесло большой вклад в разгром немцев под Москвой и заставило немецких лидеров понять, что эту войну будет очень нелегко выиграть. Победа досталась дорогой ценой. В Тихвинском наступлении и в связанном с ним Синявинском наступлении участвовало 280 тысяч солдат и офицеров. Когда бои завершились, потери Красной армии составили более чем 140 тысяч человек, из них убитыми, взятыми в плен или пропавшими без вести — 62 878 человек.

Немцы также понесли тяжелые потери. В наступлении Лееба на Тихвин и Волхов участвовало более 100 тысяч человек, и еще 60 тысяч — в боях за Синявино, при этом потери немцев составили примерно 40 тысяч человек. Несмотря на поражение, Лееб на Рождество обратился к своим войскам с воззванием, в котором утверждал, что победа осталась за немцами:

«В боях за Волхов и восточнее его, а также во время отхода наших войск на безопасные зимние позиции позади Волхова вы снова ответили высоким требованиям оборонной мощи и продемонстрировали способность восстанавливать физические силы в ходе выполнения своей миссии. Враг прибыл в Волхов с пустыми руками.

С 22 июня по 20 декабря группа армий «Север» взяла в плен 438 950 человек и захватила или уничтожила 3847 танков и 4590 орудий.

Мы с благоговением склоняем наши головы перед теми, кто отдал свою жизнь. Отчизна благодарит вас за то, что вы защитили ее. и рассчитывает на вас в будущем.

Мы оправдаем это доверие. К новому году мы будем готовы отбить все попытки врага прорваться, пока фюрер не призовет нас снова в наступление».

Приподнятый тон обращения Лееба необходим был для того, чтобы скрыть от солдат тот печальный факт, что немецкие войска не смогли решить поставленных перед ними Гитлером задач. Менее через две недели измученным в боях войскам Лееба предстоит ответить делом на бодрые призывы своего командующего, когда 7 января Красная армия с новыми силами пойдет на штурм их рубежей вдоль реки Волхов. Рождественское воззвание Лееба стало его лебединой песнью. Когда началось новое наступление Красной армии, он подал Гитлеру прошение об отставке. Через пять дней сомнений, 18 января, Адольф Гитлер назначил вместо Лееба Кюхлера.

Это одна из самых знаменитых фотографий времен осады Ленинграда — красноармеец смотрит на трупы людей, погибших от немецких снарядов. После того как Гитлер отказался от прямого штурма города, главным немецким оружием, которое использовалось против его защитников, стали бомбы и артиллерийские снаряды — и голод.